Здравствуйте, Гость
noAvatar зарегистрируйтесь на нашем сайте
Вторник 23.01.2018, 16:38:08
Страница 1 из 11
Форум » ...World of tanks [Клан NBD] » Жизнь танков и танкистов » Танкостроение » Сказ о британском богатыре «Большой Вилли»
Сказ о британском богатыре «Большой Вилли»
rayven Дата: Воскресенье, 23.07.2017, 16:08:12 | Сообщение # 1
Админ
6134 сообщения
Репутация: 18
Награды: 11
Offline
Работы по созданию первого в мире бронированного монстра велись совместно Комитетом сухопутных кораблей в лице лейтенанта Вильсона и инженера Триттона. И уже осенью 1915 года был построен первый образец танка. Основным недостатком этой бронемашины, как и всех предыдущих, была невозможность преодоления рвов большой ширины с тракторными гусеницами. Однако к лету 1915 эту проблему попытались решить инженеры Мэкфи и Несфилд, придав гусенице ромбовидную форму. Этим и воспользовались Триттон и Вильсон, заодно приняв концепцию размещения вооружения в боковых спонсонах (полубашнях), предложенное Дейнкуртом (одним из работников комитета, проектировавшего первые танки). Таким образом, эта боевая машина стала результатом работы нескольких, никак не связанных между собой людей.
ТАНКОВЫЙ УЖАС ПЕРВОЙ МИРОВОЙ
В то утро, 15 сентября 1916 г., немецкие солдаты занимали свои позиции, когда в предрассветном тумане прямо перед собой они увидели огромные "рыла" стальных чудищ, которые с леденящим кровь ревом наваливались на окопы, рвали колючую проволоку и обрушивали блиндажи. Железные монстры, со скрежетом покачиваясь и вздымаясь на дыбы, медленно ползли вперед, неся смятение и ужас. Немцев охватила паника. Солдаты бросились бежать, спотыкались, падали, зарывались в воронки... "Огромные чудовища приближались к нам, – рассказывал очевидец, – гремя, прихрамывая и качаясь. Кто-то в первой линии окопов крикнул, что явился дьявол, и это слово молниеносно разнеслось по окопам".

... Так началось первое в истории сражение с участием танков. Кайзеровские солдаты, признавая, что танки наводили на них панический страх, называли то время периодом "танкового ужаса".

Первая мировая война принесла страдания бесчисленному множеству семей во всем мире, гибло огромное количество людей "по обе стороны баррикад". Страны, вовлеченные в военные действия, судорожно искали средства для прорыва фронта и сокращения человеческих потерь. Британским инженерам первым удалось найти решение: сражение на Сомме показало всему миру, что в Великобритании родилось новое грозное оружие войны.

РОЖДЕНИЕ "БОЛЬШОГО ВИЛЛИ"В октябре 1914 г. секретарь Комитета имперской обороны Великобритании полковник Эрнест Суинтон (Ernest Swinton) высказал мысль о необходимости создания боевой гусеничной машины, способной передвигаться по пересеченной местности, через окопы, рвы и проволочные заграждения. Его неоднократные обращения в военное министерство оставались без внимания, пока этим вопросом не заинтересовался первый лорд Адмиралтейства (морской министр) У. Черчилль. Уже в феврале 1915 г. под эгидой морского ведомства был создан так называемый Комитет сухопутных кораблей, который возглавил известный кораблестроитель Ю. Теннисон д’Энкур. Он одобрил проект Суинтона, но полковник к тому времени уже "достучался" до командующего британскими войсками во Франции, генерала Дж. Френча. Командующий был обеспокоен большими потерями англичан, поэтому его офицеры довольно быстро сформулировали основные требования к "сухопутному крейсеру": это должна была быть сравнительно небольшая гусеничная машина с противопульной броней, способная преодолевать воронки диаметром до 4 м и проволочные заграждения, развивать скорость не менее 4 км/ч, иметь экипаж до 6 человек, пушку и два пулемета. Предложения были направлены в военное министерство, которое, наконец-то, отреагировало... Суинтон и д’Энкур приступили к созданию боевой машины.И вот в январе 1916 года появилась первая машина под именем «Большой Вилли», названная в честь лейтенанта Вильсона. Именно эта машина и стала прототипом первого боевого танка Великобритании «Марк I». И уже 2 февраля 1916 в Хатфильдском парке недалеко от Лондона были произведены испытания «Большого Вилли». Эти испытания, как и само строительство машины, держались в большом секрете. Каждый, кто хоть как-то соприкасался с проектом, обязаны были хранить тайну. Однако уже с начального периода строительства проект должен был получить хоть какое-то имя. По виду «Большой Вилли» напоминал цистерну, и кто-то предложил назвать его «водовозом». Что никак не могло быть воспринято всерьез. И тогда Свинтон (в то время уже получивший пост секретаря имперской обороны), который очень интересовался развитием проекта, предложил несколько названий: «резервуар», «цистерна», «бак» (по-английски просто tank). Слово было короткое и удобное в использовании. С тех пор все боевые машины стали называться танками. А чтобы запутать шпионов противника, это слово так же использовалось в официальной переписке с высшими чинами Российской Империи. Вот по-этому это слово прижилось и у нас. В других же странах подобную технику называли на свой манер: в Германии «панцеркампфваген»  с аббревиатурой PzKpFw  или же просто Pz(«бронированная боевая повозка»), во Франции «шар де комба» или же просто «шар» («боевая повозка»),  в Италии «карро д’ар-мато» («вооруженная повозка»), в Польше «чолг» («гусеница») и, наконец, в Швеции «стридсваген» («боевая повозка»).
Окончательный вариант первой боевой модели танка был готов в 1916 году, когда прошла испытания, и первый заказ британской армии на 100 машин поступил в производство. Это был танк Mk.1, выпускавшийся в двух модификациях – «Female» (только с пулеметным вооружением) и «Male» (с пулеметом и двумя 57-мм пушками). Первое танковое подразделение носило название «Тяжелое отделение пулеметного корпуса» и было организационно разделено на роты по 25 машин в каждой, и на взводы по 7 машин.

В 1916 году в немецкой армии не было машин подобного класса. Именно поэтому первые попытки массированного боевого применения танков превзошли все ожидания. Итак, 15 сентября 1916 английские танки впервые атаковали позиции германских войск во время сражения на реке Сомме, север Франции. Из 49 танков, имевшихся у англичан, на позиции вышли всего 32, а в атаке участвовало лишь 18. Остальные выбыли из строя или из-за поломок, или же застряли в болотистой почве. Пехотные части англичан следовали за танками.

«Утро 15 сентября 1916 года на реке Сомме выдалось туманным и промозглым. Прошедшие дожди превратили землю в грязь, и в окопах передовой линии обороны германской армии стояла вода, которую солдатам приходилось все время вычерпывать. Немецкий лейтенант – командир роты – не обращал внимания на ленивую перебранку пехотинцев, возившихся с ведрами. Лежа на бруствере окопа, он напряженно вслушивался в странные звуки, раздававшиеся со стороны английских позиций. Это не были привычные звуки артиллерийской стрельбы, пулеметной трескотни или минометных хлопков – какие-то непонятные взревывания и металлический скрежет становились все громче. И тут из редеющего тумана внезапно показалось несколько огромных ромбовидных «коробок» на гусеничном ходу. Грохоча и дымя, эти чудовища медленно приближались к немецким окопам. Схватив бинокль, лейтенант увидел, что «коробки» с легкостью рвут проволочные заграждения, прокладывая в них целые просеки, по которым двигалась английская пехота. Как завороженный лейтенант переводил бинокль с одной «коробки» на другую, отчетливо видя все детали их бронированных корпусов, пушки и пулеметы в каких-то странных боковых башнях и похожие на тележные колеса, волочившиеся за этими монстрами.

Из оцепенения командира роты вывел вопль одного из «черпальщиков»: «Дьявол! Это сам дьявол!». С этим воплем солдат выскочил из окопа и помчался прочь. Ругательства так и застыли на языке у лейтенанта, когда он обернулся, почти вся его рота, обстрелянные парни, которыми он по праву гордился, удирала, бросив позицию. Снова посмотрев в сторону англичан, лейтенант уже без всякого бинокля увидел надпись на борту ближайшего к нему лязгающего чудовища: «Мы все в этой штуке!». В другое время он, несомненно, оценил бы тонкий английский юмор, но только не сейчас. И уже в следующую секунду он уже бежал вслед за своими подчиненными так, как никогда еще в жизни не бегал. Ему было совершенно ясно, что ничего сделать нельзя. Тогда лейтенант даже не догадывался, что стал свидетелем и участником дебюта страшного супероружия – Его Величества Танка».

Берт Чини так описывал свои ощущения от увиденного: «Мы услышали странный тревожный шум, и перед нами показались три медленно передвигавшихся механических чудовища, каких мы никогда еще не видели… это были огромные металлические штуки с двумя гусеничными движителями, охватывавшими их поверх всего корпуса.»

За два с половиной – три часа английские войска смогли захватить участок  в пять километров длинной и столько же шириной. При этом потери англичан были в 20 раз меньше обычных. Стало очевидно, что первые танки не очень надежны и не совершенны, но даже такие они наводили ужас на противника. Британский главнокомандующий настолько был поражен результатами, что тут же сделал заявку на тысячу таких боевых машин.

Сам танк представлял из себя бронированную коробку ромбовидной формы со стальными гусеницами, обведенными по ее корпусу. Толщина бортовой брони составляла 5-10 мм. Ее основной задачей была защита от винтовочных пуль (притом не бронебойных), легких осколков снарядов и шрапнели. Из-за технического несовершенства служба на первых английских танках была исключительно тяжелой. Тряска внутри танка была неимоверной, так как подрессорирования не было и в помине. И так небольшое внутреннее пространство танка в основном занимал 105-сильный бензиновый двигатель «Даймлер», коробка передач, которая была распределена в трех разных частях танка (одна непосредственно у водителя, и еще две в задней части по сторонам от двигателя, управлявшиеся помощниками водителя танка). Температура внутри этой махины порой достигала 70 градусов, а пороховая гарь, выхлопные газы и пары бензина настолько отравляли экипаж, что порой это даже вызывало обмороки. Нередко танкисты покидали свои танки прямо на поле боя, чтобы как следует отдышаться. Из-за неимоверного грохота внутри танка для связи между членами экипажа друг с другом использовались специальные планшеты, чтобы писать записки или же все объяснялось буквально на пальцах. Не много лучше дело обстояло и с внешним наблюдением: смотровые щели в бортах не обеспечивали достаточного обзора, а в лица первых танкистов летели брызги расплавленного свинца от пуль противника, попадавших в броню радом с ними. Результат – до 80% ранений первых танкистов приходилось именно на глаза. Правда, были изобретены несколько решений для борьбы с этим: специальные очки, которые по сути являлись стальными пластинами со множеством маленьких дырочек, а так же кольчужные маски, наподобие тех, что когда-то использовались воинами в средние века.

Самыми же оригинальными можно назвать типы сообщений между экипажами танков. Поскольку поголовная радификация бронемашин началась много позже, уже перед другой войной, для передачи сообщений использовались сигналы флажками, как во флоте, или же семафор, наподобие железнодорожных.  А единственным средством связи на большие расстояния были оглушенные грохотом и полузадохшиеся почтовые голуби.
В таких условиях и была одержана первая победа танковых войск.

В этой теме Вы можете задать вопрос о материале Сказ о британском богатыре «Большой Вилли».
 
Форум » ...World of tanks [Клан NBD] » Жизнь танков и танкистов » Танкостроение » Сказ о британском богатыре «Большой Вилли»
Страница 1 из 11
Поиск: